1. Главная
  2. churches
  3. Лотошинское благочиние
  4. Скорбященский храм д. Телешово

Скорбященский храм д. Телешово

66
Издавна деревня Телешово находилась в приходе Введенской церкви села Спирово Волоколамского уезда. В 1907 году благочестивые крестьяне подали прошение о строительстве каменного храма, для которого они вместе с иеромонахом Клавдием Смирновым собрали тысячу рублей – сумму по тем временам весьма немалую. В следующем году архитектор М. К. Приоров разработал проект каменной церкви в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Заложили новый храм 25 июля 1909 года. В мае 1912 года строительство завершилось. По рассказам местных старожилов, здесь трудились 25 каменщиков; кирпич возили из Волоколамска, а камень – из Воронежа. Храм получился красивым и нарядным: трёхъярусная восьмигранная колокольня, пять глав, гранёный алтарь, большие арочные окна. Его стены украшал кирпичный декор, восходящий к русским народным вышивкам, и выразительный портал на кувшинообразных столбах. Иконостас был выполнен из белого и зелёного мрамора, с живописными образами на металлических листах с чеканкой. Первым и единственным настоятелем Всехскорбященской церкви являлся её главный строитель, иеромонах, в последующем архимандрит Клавдий Смирнов. Родился он в 1863 году в Телешове. Там же, в южной части деревни на восточном посаде, он построил начальную школу, в которой учил деревенских ребятишек грамоте и Закону Божию. Позже, при этой школе, в нескольких метрах к юго-западу, он выстроил сельскую церковь. Так с появлением церкви деревня Телешово обрела статус села. В 1934-35 годах воинствующие безбожники лишили батюшку жилья. Они разобрали его дом, а брёвна перевезли в центр села, устроив там сельсовет и правление колхоза «Красный пахарь». В 1937 году атеисты закрыли церковь и превратили её сначала в коровник, потом в склад. Приютили отца Клавдия прихожане, у которых он попеременно жил и, несмотря на гонения, изредка тайком проводил богослужения вплоть до своей мученической кончины. Во время войны, в начале ноября 1941 года, забрели в Телешово двое красноармейцев-дезертиров. В поисках спиртного по наводке местного подростка Ильи Вагина они пришли к отцу Клавдию и дали ему в руки гранату с выдернутой чекой. Последним человеком, кто видел батюшку живым, стала 18-летняя односельчанка Нина Троицкая. Клавдий Смирнов спросил у неё шильце, чтоб обезвредить смертоносный снаряд. Дом, в котором она жила, до сих пор стоит возле церкви. Пока Нина искала шильце, прогремел взрыв около стен храма. Выбежавшая навстречу девушка ужаснулась увиденному: разорвавшаяся граната унесла жизнь архимандрита. Так в Телешове появился свой пока ещё не канонизированный святой – преподобномученик Клавдий. А что же случилось с тем парнем, Ильёй Вагиным? Вот уж правду в народе говорят, что предательство и трусость ходят рядом. Спасаясь от фашистов, он побежал на восток – в сторону Клина. Только вот не сумел спастись бегством: за Кузьминском его убили немцы. Нина Дмитриевна Троицкая рассказывает: «Труп подростка его мать привезла на санках в Телешово и похоронила…» После войны необыкновенный иконостас храма был уничтожен, железную кровлю сняли московские дачники. Под воздействием дождя и снега церковь стала разрушаться. Что не сгнило от сырости, сгорело от огня: мальчишки подожгли обрешётку и стропила. Местный житель Владимир Борисович Бабушкин вспоминает: «Смотрю – пожар. Не дом ли мой горит? А это оказывается – пацаны балуются. Сказал им погасить огонь. Они вернулись и раскидали горящие доски…» В конце прошлого века церковная жизнь в Телешове начала возрождаться. Прихожане зарегистрировали в Министерстве юстиции общину верующих, был избран староста церкви – О. Н. Середин. Начались восстановительные работы, а 6 июня 1999 года возобновилось богослужение. Настоятелем храма стал протоиерей Владимир Леонидович Митякин, член Епархиального отдела по реставрации и строительству. После обретения могилы убиенного архимандрита Клавдия местные жители принесли в приход храмовые иконы: «Воскресение Христово», «Всех скорбящих Радость», шестикрылого Серафима, «Введение в храм Пресвятой Богородицы» и «Благовещение Пресвятой Богородицы». Вроде бы, судьба улыбнулась заброшенному храму. Однако улыбка превратилась в дьявольский оскал: весною, 9 мая 2005 года, рухнули вовнутрь две стены – северная и южная. Ныне от многострадальной Всехскорбященской церкви остались руины. Уцелели только колокольня и восточное окно алтаря. Этим летом Правительство Московской области приняло программу по восстановлению культурных объектов религиозного назначения. Специалисты Министерства культуры составили перечень культурных объектов, находящихся в плачевном состоянии и нуждающихся в восстановлении в первую очередь. В ближайшие два года будет улучшено техническое состояние 44 заброшенных церквей. В этом списке есть и церковь села Телешово Лотошинского района. Так что, возможно, к своему столетию храм дождётся реконструкции. После революции бывшего владельца села Телешово помещика Немова раскулачили. Из его амбара в 1920-е годы сделали детсад. Ныне это дом № 1, находящийся возле церкви. Теперь там живёт Владимир Борисович Бабушкин. До войны в этом доме проживала семья Троицких: Варвара Петровна (1891-1971), учительница Телешовской начальной школы и пятеро детей, четвёртая из которых – Нина Дмитриевна, ныне самая старейшая жительница села Телешово. Дед Нины Дмитриевны Троицкой – Пётр Григорьевич Лебедев родился в селении Чудово Тверской губернии. За хорошую работу барин подарил ему мельницу. Лебедев недолго ей пользовался: летом 1917 года – продал, а в следующем году Петра убили бандиты. Его жена Агриппина Ивановна овдовела, а пятеро детей остались сиротами. Дочь Петра Лебедева – Варвара родилась в селении Морщинино Старицкого уезда Тверской губернии. Выучившись, она стала учительницей. Муж её тоже преподавал в школе. В селе Судниково, ныне Лотошинского района, где они жили и работали, 2 декабря 1923 года родилась у них дочь – Нина Дмитриевна Троицкая. Домашнее имя девочки – Нонна. В 1929 году семья переехала из Судникова в Калицино. Проработав в Калицинской школе один год, В. П. Троицкая переехала с семьёй в Хилово, где также учительствовала. Затем, через год – в 1931 году семья поселилась в Телешове. До сих пор у Нины Троицкой самым ярким воспоминанием о детстве является собирание вместе со священником Клавдием Смирновым чёрной смородины, растущей в Прашаловских болотах на берегах реки Большой Сестры. Похоже, что и до прихода славян здесь росла смородина. Дело в том, что название «Сестра» (с ударением на первом слоге) переводится с древнего языка угро-финских племён как «Смородина». Находились эти болота между селом Телешово и деревней Борки, там, где впоследствии – в 1957 году начали рыть пруды для рыбхоза. До войны Телешово дважды страдало от огненных бедствий. Первый раз – крестьянский мальчик уронил в подпол монету и полез искать её со свечкой. Вследствие этого возник пожар. Поскольку раньше дома стояли рядом, почти всё село охватило пламенем. Второй раз пожар был устроен умышленно – какой-то колхозный лентяй, не желая трудиться, подпалил свою избу. Пламя распространилось по всему Телешову, и опять село сгорело. Немецко-фашистские оккупанты появились в Телешове 24 ноября 1941 года. В Лотошино они пришли намного раньше – 14 октября. Во время оккупации моя мама, Роза Ивановна (тогда Виноградова) жила в деревне Ивановское близ села Лотошино. В начале ноября 1941 года она, пятнадцатилетняя девочка, не побоялась вместе со своей 18-летней сестрой Ираидой идти пешком в Телешово к старшей сестре Марии, чтоб отнести ей хлеба. Мария, в то время жила в Телешове. Ей было тогда около 22 лет. Перед войной она вышла замуж за Ивана Сергеевича Капустина, уроженца этого села. Накануне, как отправиться к сестре, моя мама взяла в немецком штабе (или в комендатуре?) в Лотошине справку, что она не идёт к партизанам. Пройдя Гаврилово, увидели девчонки, что из Лотошина в сторону Ошейкино едет немецкая машина. В надежде, что их подвезут хотя бы часть пути, стали они махать руками, чтоб машина остановилась. Немцы приняли их жесты, вероятно, как восторженные приветствия и проехали мимо. Дойдя до деревни Власово, мама и её сестра попросились переночевать в какой-то неказистой избёнке на Слободке. Наутро они двинулись дальше. Придя в Телешово, девчонки не застали там своей старшей сестры. Оказалось, что она тоже пошла в дальний путь – в Ивановское, к матери и младшим сёстрам, неся для них сухари и ещё кое-какие продукты, полагая, что её родные голодают. Жила Мария Ивановна Капустина возле церкви на квартире в учительском доме, ныне № 1, где проживала семья Троицких. До войны в Телешове было 176 домов. Во время оккупации село не пострадало от фашистов. При отступлении немцы сжигали почти подчистую окрестные сёла и деревни. Когда соседняя деревня Власово уже горела, один немолодой уже житель села Телешово Семён Нуждёнов собрал 5-6 подростков, вооружил их винтовками и пулемётом. Забравшись на колокольню, они открыли огонь по немцам, которые подходили к Телешову, чтоб его поджечь. Один фашист был ранен. Испугавшись, немцы повернули обратно. Вероятно, они подумали, что в Телешове уже красноармейцы. Так силами старика и горстки подростков Телешово было спасено. В 1955 году Семёна Нуждёнова посмертно наградили медалью.